Эффективность и этика вмешательства

В течение 1970-х исправление пли перевоспитание преступников как цель пени­тенциарной системы подвергалось нападкам. Оценки исследований результатов реабилитации позволили предположить, что никакие реабилитационные про­граммы не влияют на рецидивизм и что повторное совершение преступления больше связано с наличием благоприятной возможности, давлением криминаль­ных элементов, недостатком поддержки со стороны семьи или с депривнрующи* ми окружающими условиями, чем с личными недостатками, с которыми как раз и работают реабилитационные программы. За эти выводы ухватились сторонники правого крыла политической философии, получившей распространение по обе стороны Атлантического океана, и реабилитация уступила место «жесткой» по­литике по отношению к нарушителям закона. Однако, как было показано в главах 13 и 14, за последние два десятилетия ме­тоды психологического изменения, целью которых является снижение вероятно­сти повторного совершения преступления, стали более разнообразными, и их ко­личество существенно возросло. И хотя очевидно, что ни один из них не является панацеей и что впечатляющие успехи достаточно редки, также очевидно, что мно­гие психологи, работающие с преступииками, продолжают верить в эффектив­ность своих процедур. В свете общей разочарованности в реабилитационных под­ходах это может быть истолковано как профессиональная близорукость. Данная (последняя) глава покажет, какие доводы могут предоставить психологи в пользу своей веры в психологическое вмешательство. Однако поскольку многие виды вмешательств в первую очередь направлены на предупреждение совершения пре­ступления, а не на перевоспитание осужденных, психологический вклад в профи­лактику преступности будет рассмотрен первым.

Добавить комментарий