Историческое развитие правовых норм

Хотя некоторые римские авторы расценивали помешательство как Божыо кару и считали, что помешанных следует освобождать от наказания, так как они уже до­статочно наказаны, невменяемость как обстоятельство, освобождающее по закону от ответственности, не признавалась широко вплоть до тринадцатого столетия До завоевания Англии норманнами (в 1066 г.) раз­личные англосаксонские правовые кодексы определялись теорией безусловной ответственности: совершение незаконного деяния давало право пострадавшей стороне предпринять действия по возмещению ущерба без вмешательства со сто­роны государства и без учета каких-либо смягчающих обстоятельств. В противо­положность этому каноническое право англиканской церкви определяло проти­воправные деяния на основе моральной вины, или mensгеа, и на основании своей неспособности к злоумышлению маленькие дети и умалишенные не подпадали под обвинение в уголовных преступлениях. Этот принцип был популяризован Брэктоном, известным английским судьей и священнослужителем XIII в., но лишь в XVI в. признание «буйного помеша­тельства» как оправдывающего обстоятельства стало приводить к оправдательно­му вердикту. отмечает, что защита ссылкой на невменяе­мость была использована более чем в 100 случаях в Центральном уголовном суде Лондона во второй половине XVIII в. и имела успех примерно в половине из них. В отношении таких подсудимых прекращалось уголовное преследование, и они отпускались на свободу, хотя могли быть впоследствии лишены ее в гражданском порядке как опасные сумасшедшие, согласно Закону о бродяжничестве от 1744 г. Никаких особых мер предосторожности не принималось: такие преступники раз­мещались в тюрьмах, исправительных домах и частных сумасшедших домах вме­сте с остальными сумасшедшими, которые были определены туда в соответствии с принятыми в XVI в. Законами о бедных

Добавить комментарий