Комиссия по исследованию методов реабилитации

Она также столкнулась с этой проблемой. Входящие в нее эксперты определили (реа­билитацию как «результат некоторого спланированного вмешательства, которое снижает дальнейшую криминальную активность преступника, независимо от то­го, будет ли это снижение опосредовано изменениями личности, поведения, спо­собностей, аттитюдов, ценностей или действием других факторов». Поскольку «спланированное вмешательство» шире оказания индивидуальных услуг, исклю­чение из содержания реабилитации специального предупреждения (посредством устрашения) трудно подтвердить.

Уилсон  доказывает, что дифференциация реабилитации и спе­циального предупреждения недоказуема с научной точки зрения и проводиться не должна. Это предполагает свободную от оценочных суждений науку, по только все, что делается с преступниками, не свободно от нравственных критериев гу­манности. «Идеальная» реабилитация не основывается на том, что «хорошо», как это предполагал Унлсон, но скорее на обязательствах относительно благополучия конкретного человека, чем на простой общественной пользе.

В то время как неко­торые виды вмешательства могут служить обеим целям и возникают неизбежные конфликты при попытках быть и па стороне общества, и на стороне преступника, все же имеет смысл проводить разграничение между «предоставляющими воз­можность» и «ограничивающими» вмешательствами. Безработного, социально изолированного, больного алкоголизмом бывшего преступника, воздерживающе­гося от совершения новых преступлений, можно назвать «удержанным от престу­пления», но его вряд ли можно считать реабилитированным.

Разграничение под­разумевает, что рецидивизм является необходимым, но недостаточным критерием эффективности реабилитационной программы. Это также подразумевает, что ре­зультат многих вмешательств в системе уголовного правосудия, таких как http://intimnyetovary.ru/ или условное осуждение, не имеет прямого отношения к вопросу об эффективности реабилитационных услуг.

Купить дженерик левитру

Добавить комментарий