Обу­чение конкретным навыкам

В большинстве сообщений в центре внимания находится эффективность, и, проведя обзор 30 исследований делинквентных и агрессивных подростков, Голдштейн пришел к выводу, что по окончании программы практически во всех случаях были неоспоримые свиде­тельства того, что навык был приобретен. Например, в исследованиях молодых преступников, препровожденных в места лишения свободы, Оллендик и Херсен  я Спенс и Марциллер (Spence, Marzillier, 1981) обнару­жили улучшение, которое следовало за применением ТСН, в том, что касается микронавыков, таких как контакт глаз и движения головой, хотя некоторые навы­ки, например обратная связь о внимании (attentionfeedback), были менее подвер­жены изменению. Голден с коллегами (Golden et al., 1980) также успешно обучал преступников, находящихся на пробации, навыкам оправдания действий и обра­щения с просьбой к авторитетному лицу (сотруднику службы пробации), а Серпа и коллеги (Serna et al., 1986) продемонстрировали, что у находившихся на про­бации улучшился каждый из семи специфических коммуникационных навыков после ТСН. Однако сохранение этих навыков после специального обучения де­монстрировалось менее регулярно. Спенс и Марциллер (Spence, Marzillier, 1981) установили, что общие навыки сохранялись в течение трех месяцев после тренин­га, ни не дольше шести. Данные о генерализации также неоднозначны. Голдштейн с коллегами (Goldstein et а!., 1989) отмечают, что и среднем только 15-20% людей, принимающих участие в такого рода обучении, переносят свои навыки из ситуа­ции тренинга в жизненные ситуации. В их тренинге структурированного науче­ния они смогли увеличить эту цифру до 50% за счет использования основных принципов научения, интенсивной отработки новых навыков, варьирования тре­нировочных стимулов и программирования естественного подкрепления.

Добавить комментарий