Раз­личия между испытуемыми

С другой стороны, это могут быть. Блейдер и Маршалл отме­чают, что Квинси и коллеги работали с наиболее опасными и садистическими насильниками, и считают, что индекс изнасилования являет­ся надежным различителем только для этой категории насильников. Далее они доказывают, что сексуальное возбуждение в том виде, как оно оценивается в лабо­ратории, не является антецедентом сексуальных нападений, которые обычно на­чинаются как попытка добиться от объекта согласия на половой акт, и что из по­лученных данных определенно следует: за исключением садистов, насильники не имеют девиантного интереса к изнасилованию с применением физической силы. Насильника может отличать именно неспособность принудительного отреагировапия подавить сексуальное возбуждение. Открытым остается вопрос, что подкрепляет использование принуждения. Ограниченные сведения относительно особых характеристик насильников ино­гда интерпретируются в том смысле, что большинство из них являются плохо со — циализованными людьми, которые «воруют* секс, если необходимо, применяя силу, но также возможно и то, что они мотивируются некоторыми элементами секса без согласия. Например, варьировал окончания описаний изнасилования и установил, что насильники демонстрировали повы­шенную эрекцию па просьбы жертвы о сострадании, но не на настойчивый отказ, установление отношении или отсутствие сопротивления По-видимому, это ука­зывает на важность мотивации власти. Более того, индекс изнасилования облада — ет некоторой ьалндлостыо в том, что касается предсказания сексуальной агрессии по данным самоотчетов, особенно и комбинации с доминированием как мотивом сексуальных актов, враждебным отношением к женщинам и принятием межлич­ностного насилия

Добавить комментарий