Средовые и ситуационные факторы

Ретроспективные клинические исследования позволяют предположить, что на­сильники выходят из той же семейной среды, что и агрессивные делинквенты, и что в этих семьях часто имеет место жестокость со стороны хотя бы одного из родителей. Например, отметил, что, по судебным дан­ным, семейное насилие или заброшенность отмечены в биографиях 41% подростков-насилышков по сравнению с 15% лиц, совершивших неполовые преступле­ния. С другой стороныустановил историю семейного насилия у менее четверти насильников, однако в этой области явно не достает лонгитюдных исследований. Хотя половая агрессия в отношении ребенка считается значи­мым фактором, Картер с коллегами сообщают, что такой факт биографии обнаружен у 57% осужденных за растление детей и только у 23% на­сильников. Однако при наличии связи сексуальной агрессии с принятием меж­личностного насилия можно ожидать, что дети скорее всего будут свидетелями супружеского насилия в семье. К более проксимальным влияниям на насильственные действия относятся си­туационные факторы, воздействующие на сексуальное возбуждение и агрессию преступника. установил, что пятая часть изнасилований в Фи­ладельфии была «спровоцирована жертвами», но эти данные не были воспроизве­дены Алкоголь часто упоминается в числе факторов, но сообщения преступников необходимо рассматривать с осторожностью, так как заявление об интоксикации представляет собой форму «отрицания девнантности», т. е. защи­щает преступника от признания того, что у него есть какие-либо другие пробле­мы, помимо пьянства Независимые сообщения, тем не менее, указывают на относительно высокие уровни употребления алкоголя перед изнаси­лованием. отмечает, что 50% насильников, которых он оценил, были пьяны на момент совершения преступления, а треть страдала «проблем­ными пьянством. установил, что и преступник и жертва были в состоянии алкогольного опьянения в 60% случаев, хотя выявили более низкий процент таких случаев в своей английской вы­борке.

Добавить комментарий