Уровень виктимиза­ции

Данные самоотчетов также указывают на более высокий по сравнению с тем, что предлагают официальные данные. В выборке студен­тов 8% мужчин признались в совершении изнасилования или в попытке изнасилования, а в анонимном опросе заключенные насильники и осуж­денные за растление малолетних сообщили о количестве совершенных преступ­лений, которое в два, а то и в пять (!) раз превышало то количество, в котором они официально признались установили, что пациенты с сексуальными отклонениями из их добровольной клинической выборки объемом 561 человек признали в сумме 291 737 совершенных ими актов парафилии, в 195407 из которых были жертвы.Основную массу преступлений составляли эксгибиционизм, фроттаж или вуайе­ризм; 126 насильников сообщили о совершенных ими в совокупности 907 изнаси­лованиях. Таким образом, существенная доля виктимизации не попадает в поле зрения официальных инстанций. Репрезентативность выборок заключенных, на которы> основывается значительная часть исследований, неизвестна, и обобщения отно­сительно демографических характеристик лиц, совершивших половые преступ­ления, являются предварительными. установил, что большин­ство из 646 насильников, которые были арестованы в Филадельфии в 1958 и 1960 гг., были молодыми, чернокожими, холостыми, родом из кварталов цен­тральной части города с низким социоэкономическим статусом. Добровольцы которых обследовали Абель и Роули, были описаны ими как сходные с общей по­пуляцией в социоэкономичееком статусе, этнической принадлежности и уровне образования. Хотя его выборка вряд ли была случайной, Адлер (Adler, 1985) уста­новил, что сексуальная агрессия по данным самоотчетов в общинной выборке не была связана с классовой принадлежностью семьи, уровнем образования и пре­стижностью района проживания.

Добавить комментарий