Успех вмешательства

Он зависит также от релевантности мишеней лечения кри­минальному поведению. Психологические подходы к криминальному поведению обычно отрицают модель болезни, но большинство реабилитационных программ фокусируются на личной неадекватности или дефшштарности. Хотя некоторые социологи считают, что имплицитное предположение личной неадекватности не­верно по своей сути, поскольку преступники просто реагируют на обстоятельства п условия общества (Martinson, 1974), очевидно, что многих преступников харак­теризует недостаток знании, низкие межличностные и когнитивные умения.

Тем не менее многие программы уделяют внимание факторам, связь которых с совершением преступления неясна. Традиционная профессиональная подготов­ка в тюрьмах, например, часто проводится без учета ситуации на рынке труда и тех трудностей получения работы, с которыми столкнутся преступники по выхо­де из тюрьмы http://poliklinikispb.ru/prichiny-lishnego-vesa/. К тому же огульное применение психодинамического консультирования не дает результата п случае, если у преступника нет невротиче­ских проблем, для решения которых, собственно, и создавались эти подходы, и может даже причинить ему вред.

Аналогично, многие поведенческие программы адресованы тем видам поведения, для которых не доказана их связь с совершени­ем преступления. Соответственно, часто упускается из виду вопрос о совпадении целей терапевта с целями пациента. Проблемой первостепенной важности является модель изменений, лежащая в основе вмешательства и опирающаяся, в конечном счете, на теорию криминаль­ного поведения. Критерием успеха обычно является то, что происходит по завер­шении лечения, и продолжение преступной деятельности рассматривается как свидетельство несостоятельности программы. Однако, как отмечалось ранее, этот подход является аналогом медицинской модели лечения инфекционных болез­ней, при которой применяется соответствующий вид лечения и ожидается полное «излечение»

Заказать по телефону левитра можно тут

Добавить комментарий