Характеристики растлителей малолетних

Вопрос об эмоциональной конгруэнтности — это вопрос о том, почему сексу­альные отношения с ребенком являются удовлетворяющими или соответствую­щими потребностям индивидуума. Психодинамические теории предлагают не­сколько мотивационных источников. В частности, фиксация многих растлителей малолетних подразумевает незрелость в плане возрастного развития и чувство собственной неадекватности. Таким образом, сексуальные отношения с детьми кажутся менее угрожающими, чем со взрослыми, и позволяют почувствовать себя более могущественным и контролирующим ситуацию. Более широкое предполо­жение состоит в том, что влечение педофила к детям является нарциссическим, отражающим эмоциональную связанность с образом себя как ребенка. Последнее предположение не проверялось, но есть некоторые указания на то, что педофилы считают детей менее угрожающими. Хауэлле сравнил репертуар­ные решетки гетеросексуальных педофилов и лиц, совершивших неполовые пре­ступления, и обнаружил, что педофилы интерпретируют сексуальные отношения со взрослыми строго в плане доминирования—подчинения. Педофилы считают взрослых ограничивающими их свободу и рассматривают детей как недоминант­ных, — свидетельство того, что педофилам недостает навыков контролирования своего окружения. Существуют также некоторые доказательства того, что растлители малолет­них являются «незрелыми» и им недостает самоуважения или чувства адекват­ности. Исследования социальных навыков показывают, что многие растлители малолетних недостаточно уверены в себе (см. ниже), и результаты личностных тестов также указывают на это. Уилсон и Кокс предложили заполнить личностные опросники, включая EPQ, членам клуба педофилов в Анг­лии, по показателям которых они оказались интровертнрованными, застенчивы­ми, чувствительными, одинокими, подавленными и лишенными чувства юмора. сравнил заключенных, отбывающих наказание за растле­ние малолетних и за инцест, по показателям MMPI. Обе группы имели высокие показатели по шкалам, указывающим на самоотчуждение, тревогу, чувства неаде­кватности и небезопасности и подавление агрессии. Преступники, осужденные за инцест, были более социально интровертированными.

Добавить комментарий